Учение Пифагора - Орден Гиперборейцев

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Учение Пифагора

Гиперборейское учение
 
Аполлон Гиперборейский (Пифагор) и его Учение


«Аристотель утверждает, что Пифагор назывался
жителям Кротона гиперборейским Аполлоном». (12,472)
Аристотель был учеником Платона,
и гиперборейские сказания должен был выучить
под руководством своего учителя
во время занятий в Академии.
 
Казалось бы, счастливые гиперборейские времена безвозвратно ушли в прошлое и конкретные сведения о них окончательно утеряны. Нам трудно даже представить, какова была структура гиперборейского общества, каковы были исходные принципы управления и общежития, мораль и представления о прекрасном. Но оказывается, не все так трагично, много что уцелело и дожило до наших дней в виде ряда древних текстов, где описывается попытка возрождения гиперборейской традиции и воссоздания гиперборейской модели общественного устройства в более близкую к нам эпоху и на территории, в то время уже непосредственно не сопряженной с Гипербореей. А раз так, мы получаем уникальную возможность по имеющейся отдельной «клеточке» представить функционирование всего организма. Речь пойдет о неудавшемся эксперименте построить гиперборейскую обшину и максимально распространить ее влияние в греческих колониях на побережье Италии в VI веке до новой эры. Попытка сия связана с именем величайшего ученого и мыслителя древности — Пифагора (580—500 до н.э.).
 
На неизбежный вопрос: причем здесь Гиперборея? — сразу же и отвечаю: потому, что Пифагор при жизни именовался Гиперборейским и даже Аполлоном Гиперборейским. (Последнюю версию, кстати, древние авторы приводят со ссылкой на самого Аристотеля, который даже написал не дошедший до нас трактат «О пифагорейцах».) Дабы убедиться в этом, необходимо вспомнить биографию Пифагора. Она сохранилась в виде двух достаточно обширных текстов более поздней эпохи и принадлежит перу двух крупных неоплатоников* — Порфирия и Ямвлиха, живших и творивших в основном в III веке н.э. Есть еше раздел (по традиции именуемый книгой) в известном компендиуме Диогена Лаэртского, но там во многом повторяется то, о чем рассказывают упомянутые авторы-неоплатоники. Античные источники называют еше одну не дошедшую до нас книгу с весьма красноречивым названием, где рассказывается о гиперборейских корнях Пифагора; называется она «Чудеса по ту сторону Фулы (Тулы)». Что такое древняя Тула или Туле — нет особой нужды говорить. Это — автохтонное название Гипербореи.
 
........
Прибыв в Кротон, он поселился в пешере, но не в какой-нибудь горной с огромным отверстием, а в подземной с узким входом, ведущим в темную бездну. Многие видели, как Пифагор однажды исчез в этой «дыре» и снова на поверхности появился по прошествии очень долгого времени. Выглядел он так, словно вернулся с «того света». Собственно, и не отрицал этого, во всеуслышание заявляя, что побывал в Аиде— Подземном царстве*, — где общался с душами Гомера, Гесиода, других великих людей и пополнял запасы своего и без того необъятного знания. У отцов же города испросил разрешения публично рассказать о своем учении всем желающим. На первую лекцию Пифагора собралось две тысячи человек, шестьсот из которых по окончании речей проповедника объявили себя его приверженцами. За Пифагором быстро закрепилось звание великого Учителя, слава его с быстротой лесного пожара распространилась по всей Великой Греции, а авторитет среди жителей Кротона сделался непререкаемым.
 
Так возник знаменитый пифагорейский союз (другие названия — «пифагорейское братство», «пифагорейская обшина»), построенный на основе принципов гиперборейского общежития (это, собственно, и является одной из главных идей моего доклада, о чем я уже говорил и буду еще неоднократно повторять). Пифагорейское братство представляло собой в некотором роде аристократическую структуру и строилось на эзотерических началах. В целом же получался сплав философского и полурелигиозного учения. Непосвященные сюда не допускались ни при каких условиях. Хотя подобный подход был характерен для позднейших этапов пифагореизма, после жестокого подавления самого движения и поголовного истребления его членов. Поначалу вход в гиперборейское товарищество был открыт всем желающим. Кого туда не допускали, так это тиранов и деспотов. Отрицательно относились пифагорейцы и к охлократии (власти толпы). Главная задача внутри пифагорейской общины заключалась в формировании элитарного социума, практиковался также этакий евгенический отбор, направленный на воспитание высоконравственной и высокомудрой личности.
 
Однако гиперборейские принципы золотого века — добра, взаимопомощи, равенства и справедливости и др. — вызвали не только горячее воодушевление многочисленных приверженцев, но и абсолютное неприятие не менее многочисленных противников, среди которых тон задавали сибариты. Я не стану далее углубляться собственно в историю вопроса (тема моего сообщения совершенно иная). Напомню только, что пифагорейское учение, положительно воспринятое поначалу практически во всех греческих колониях в Италии и даже у аборигенов — предков будущих древних римлян, постепенно утратило свои позиции.
 
Гиперборейские принципы общественного устройства не прижились в классово расслоенном обществе италийских колоний. Пифагорейцы сначала стали преследоваться, а затем изгоняться и физически уничтожаться. Последователи Пифагора были вынуждены перейти, как бы сейчас сказали, на нелегальное положение, отказаться от публичной деятельности, наложили на свои идеи (опять, как бы сегодня сказали) «гриф секретности», сделав их тайными, закрытыми для непосвященных. Конец пифагорейского союза воистину трагичен. Однажды ночью несколько десятков пифагорейцев (по существу, все руководство) собрались на тайное собрание и были незаметно окружены вооруженными врагами. Штаб-квартиру пифагорейского союза подожгли со всех сторон, не давая никому выбраться из огня. Это последнее, что известно о пифагорейцах, остальное почти тысячу лет держалось в тайне, пока Порфирий и Ямвлих на основании устного предания не написали свои тексты о жизни Пифагора.
 
Ямвлих писал о том, что основателя пифагореизма называли Аполлоном Гиперборейским. Этому есть убедительные свидетельства. Послушаем очевидца:
 
«Пифагор же, приняв стрелу (от гиперборея Абариса, с помощью которой тот летал над землей, прекращал эпидемии чумы и т. п. – В. Т.), и не удивляясь ей и даже не спрашивая, почему тот дарит ее, сам ведя себя  так, будто он действительно бог,  отвел Абариса в сторону и в подтверждение правильности представлений Абариса (о том, что Пифагор бог. – В. Т.) показал бедро из золота, перечислив одно за другим все, что хранится в храме гипербореев, представив тем верное доказательство, чтобы нельзя было предположить ничего дурного. И прибавил, что он пришел для служения и делания добра людям, а образ человека принял для того, чтобы они, почувствовав отчуждение к высшему  существу, не были бы смущены и не стали бы избегать обучения у него». (26,72-73)
 
 
О чем же учил Пифагор своих последователей? В чем смысл тайного учения? Основные положения его сегодня известны достаточно хорошо. Если суммировать главное, это:
 
1.   Бессмертие души.
 
2.   Вечное возвращение.
 
3.   Метемпсихоз (переселение душ), или, как теперь говорят, реинкарнация.
 
4.   Калокагатия (идеал, объединяющий этическое и эстетическое, добро и прекрасное).
 
5.   Музыка и гармония космических сфер.
 
6.   Утверждение, что число правит миром.
 
Учение Пифагора, безусловно, совпадает с наиболее существенными положениями гиперборейского Универсального знания, того самого, которое уже в XX веке искали А. В. Бар-ченко и Н. К. Рерих. Остановлюсь для начала очень кратко на всех шести перечисленных пунктах, без которых невозможно до конца понять и социальные аспекты проблемы. Хотя нас, как мы и договорились, интересует гиперборейский аспект учения Пифагора, и прежде всего те принципы общежития, нравственные нормы и эстетические идеалы, которые он намеревался внедрить в повседневную жизни эллинских колонистов и жителей Кротона. Зная же эти принципы и нормы, а также то, что они ведут свое происхождение из Гипербореи, мы без особого труда сможем реконструировать модель общественного устройства самой Гипербореи...
 
Но вернемся к первоосновам пифагорейского учения. Пункт первый — бессмертие души. Мне представляется, что Пифагор вкладывал в эту идею тот же самый смысл, который в наше время сформулирован в учении о ноосфере и теории информационно-энергетического поля. Пункт второй — идея «вечного возвращения». Последние двести лет эта идея связывается с именами Гете, Ницше, Хайдеггера, Бердяева и др. Но, оказывается, она так же стара, как этот мир. И даже не Пифагор ее автор. Задолго до Пифагора безымянные индийские и китайские мудрецы развивали мысли о вечном круговороте во Вселенной, о повторении через весьма продолжительное время одних и тех же структур и процессов. Отсюда и Пифагор (а вслед за ним и другие эллинские философы) говорили о том, что все проходит (течет, изменяется), но все и возвращается назад — особенно прекрасное!
 
Пункт третий — метемпсихоз, или «переселение душ» — неразрывно связан с предыдущими. Данное представление также было известно задолго до Пифагора и вообще — античной культуры. В частности, идею эту во все времена отстаивали древнеегипетские мудрецы и индийские мыслители (позже эта идея закрепилась в буддизме в виде учения о перерождении). Пифагор не скрывал, что знает все свои предыдущие жизни, и называл имена тех, кем он был до того, как стал Пифагором, включая и Аполлона Гиперборейского.
 
Пункт четвертый — калокагатия (единство нравственного и эстетического). Само собой понятно, почему этика и эстетика, нравственность и красота оказываются здесь на первом месте, а к ним уже прилагаются организация, управление, наука и т.п.
 
Высокие технологии, высокая организованность и высокая культура управления могут появиться только там, где утвердилась высокая нравственность и преклонение перед высшими эстетическими идеалами, куда, помимо всего прочего, входит возвеличивание всего живого, природных ландшафтов, всего окружающего мира — вплоть до бесконечного Космоса. Хочу еще отметить, что Пифагор не ограничивался только двумя ка-локагатическими составляющими — добром и красотой и добавлял к ним еще и истину. Получилась «золотая триада»: истина — добро — красота. Эта триада прошла через всю мировую философию, особенно русскую, где она сделалась, к примеру, центральной и одновременно альфой и омегой учений Владимира Соловьева и Павла Флоренского.
 
Пункт пятый — музыка и гармония космических сфер. Пифагор и пифагорейцы прямо утверждали, что Вселенная поет, и посвященные слышат такое пение, а непосвященные могут этому научиться. Николай Заболоцкий уже в наше время назвал космический феномен «пифагоровым пеньем светил».
 
Пункт шестой — знаменитый пифагоров тезис: число правит миром. Он и сегодня, как и две с половиной тысячи лет тому назад, также греет душу тех ученых, кто считает Математику (с большой буквы) самой прекрасной женщиной на свете. Разумеется, у Пифагора речь не идет о какой-либо субстанциализации (овеществлении) числа (наподобие тому, как сегодня, к примеру, пытаются овеществить понятие кривизны пространства-времени). Но то, что в основе Мироздания лежат закономерности, которые всегда можно выразить в математической форме, — несомненный и бесспорный факт.
 
Вот что пишет по данному поводу Ямвлих: «Все сообщество пребывало в единодушии, соблюдая благочестие, близкое к состоянию блаженства. <...> Гражданское устройство общины было наилучшим, соблюдались единодушие и принцип "у друзей все общее", служение богам и почитание умерших, повиновение законам и воспитание, молчаливость и любовь к другим живым существам, воздержание от употребления их в пишу, благоразумие и проницательность, набожность и другие добродетели, одним словом, все это для тех, кто жаждал учения, Пифагор сделал желанным и достойным стремления. Итак, принимая во внимание все, о чем только что шла речь, ученики справедливо почитали Пифагора столь высоко».
 
В целом же о философских воззрениях Пифагора можно сказать словами Порфирия: «Философия, которую он исповедовал, целью своей имела вызволить и освободить врожденный наш разум от его оков и цепей; а без ума человек не познает ничего здравого, ничего истинного и даже неспособен ничего уловить какими бы то ни было чувствами, — только ум сам по себе видит и все слышит, прочее же слепо и глухо»**. В последних словах ясно выражено пифагорейское понимание инсайта, то есть непосредственного постижения при помощи «озарения» и знания, полученного, как бы сегодня сказали, путем считывания из ноосферы.
 
* * *
 
В чем заключается суть пропагандируемой Пифагором модели общественного устройства? На этот вопрос я уже в общих чертах ответил. Пифагорейский союз — каким он известен из истории и дошедших до нас описаний, — представлял собой общину\ основанную на принципах подлинного братства, равенства и справедливости. Принципы эти, как я уже отмечал выше, заимствованы из копилки гиперборейского опыта и являются отличительной чертой золотого века. Для того чтобы они (принципы) обеспечили гармоническое развитие общества, отобразив тем самым гармонию Вселенной, необходимо начинать их воплощение (или внедрение, как бы сегодня сказали) с первичной ячейки — общины иди семьи, а не с дворцов правителей или других властных структур, которые Пифагор всегда обходил стороной. Даже с Самоса он уехал навсегда, чтобы не оказаться зависимым от тирана Поликрата (в отличие, к примеру, от Платона, который полтора века спустя всячески обхаживал тирана Сиракуз Дионисия Младшего, в надежде, что тот реформирует общественное устройство сицилийского полиса в соответствии с моделью идеального государства, предложенной Платоном).
 
Социальные воззрения пифагорейцев лапидарно и образно изложены, в частности, в собрании, получившем название «Пифагорейские золотые стихи» (слово «золотой» здесь безо всякого нажима заставляет также вспомнить и о золотом веке). Стихотворные афоризмы эти долгое время передавались в устной форме, записаны же были сравнительно поздно. Но от этого они не стали менее древними (вспомним, что Ригведа и Авеста тоже были записаны только в XVIII веке). «Пифагорейские золотые стихи», известные в письменном виде со времен поздней античности и раннего Средневековья, пользовались чрезвычайной популярностью на протяжении многих эпох и вплоть до наших дней. В 1808 году их издали на русском языке в виде изящного томика карманного формата. Здесь среди 325 пифагоровых наставлений читатели и читательницы могли узнать следующие:
 
«<...> Пифагор есть законодатель всего человеческого рода.
 
Сыти себе верного друга; имея его, ты можешь обойтись без богов.
 
Юноша! Если ты желаешь себе жизни долгоденственной, то воздержи себя от пресышения и всякого излишества.
 
Юные девицы! Памятуйте, что лицо лишь тогда бывает прекрасным, когда оно изображает изяшную душу.
 
Не гоняйся за счастьем: оно всегда находится в тебе самом.
 
Не пекись о снискании великого знания: из всех знаний нравственная наука, быть может, есть самая нужнейшая; но ей не обучаются».
 
И т.д.
 
Не приходится сомневаться, что некоторые из этих и подобных им изречений пришли к нам через Пифагора из Гипербореи. Это хорошо видно из самого их содержания. «Пифагорейские золотые стихи» оканчиваются вдохновенным и патетическим четверостишием:
 
«<...> Ко всему подходи с размышленьем
 
И руководствуйся знанием — лучшим возничим.
 
Если ты, тело покинув, в свободный эфир вознесешься, Станешь нетленным и вечным и смерти не знаюшим богом»
 
(Перевод И. Петер)
 
..............
          По Пифагору, для человеческого общества нет зла хуже, чем безначалие. Однако правители любого ранга и уровня должны быть при этом действительно лучшими людьми — не по рождению, а по силе духа и разума, добродетели и человеколюбию, доблести и силе, по развитию всех своих способностей. Понятно, что реализация сформулированных принципов возможна лишь в условиях СВОБОДЫ. Тиранию Пифагор презирал и ненавидел (точнее — отвергал, ибо чувство ненависти как таковое он не признавал вообще). В целом же ничего сверхъестественного в Пифагоровых принципах общежития нет. Они настолько естественны, что подчас даже не производят впечатление древнего глубокомыслия. В самом деле, увидев на улице плакат или транспарант со словами, призывающими крепить мир и дружбу, разве кому-нибудь придет в голову мысль, что призыв сей восходит ко временам Пифагора и даже к гиперборейской эпохе. Мы ведь условились, что начало свое вышеприведенные положения и принципы берут в Гиперборее. Следовательно, и гиперборейская модель общественного устройства не представляла собой с точки зрения обычных социально-этических критериев ничего экстраординарного. Названные принципы просты и понятны. На протяжении веков и тысячелетий были неоднократные попытки реализовать их на практике — от неудавшегося пифагорова эксперимента в Италийских колониях в VI веке до новой эры до столь же безуспешных попыток построить в XIX веке коммунистические обшины в Америке (Этьен Каабе и Роберт Оуэн). Про XX век вообще не стану говорить. Но золотой век не вернулся — ни в узколокальном плане, ни в массовом масштабе.
 
 
Учение Пифагора
 
Боги послали Пифагора улучшить человеческую природу при помощи воспитания и обучения. При этом каждый должен был нести бремя своего долга самостоятельно и облегчить его было нельзя.
 
Цель пифагорейского учения была такова:
 
1.    спасти и освободить от стольких цепей и оков плененную от рождения душу (ум); без нее никто не может познать ничего здравого и истинного с помощью какого бы то ни было чувства;
 
2.   вложить в ум, очищенный и усовершенствованный тайными математическими обрядами, полезное и божественное. Ум не должен бояться освобождения от предметов телесных, а ведомый к бестелесным, не должен отводить от них взгляда изза их слишком яркого блеска или обращаться душой назад к страстям, пригвоздившим его к телу, как и ко всем низменным страстям, действующим в мире становления.
 
Самые главные и незыблемые правила Пифагор предписал хранить словно тайны богов. Их следовало держать в памяти незаписанными и, храня словесное воздержание, не разглашать среди посторонних. Эти правила ученики Пифагора передавали своим преемникам из уст в уста. В присутствии непосвященных они говорили иносказательно и символически.
 
Устное учение Пифагора вначале хранили его математики и акусматики, пережившие гонения. Затем, опасаясь, как бы философия совсем не погибла среди людей, они собрали записи старших товарищей, записали то, что помнили сами из утраченного, а также некоторые заметки иносказательного и самого общего характера (символы акусматиков и математика). Эти записки они давали читать дома своим ученикам и домочадцам, а умирая, завещали сыновьям, женам, дочерям и внукам никому не давать читать их вне дома. Так и проходила в дальнейшем передача учения.
 
Культовые правила Пифагора, пожалуй, знакомы многим, поскольку они содержатся в исторических записках, но его прочие мудрые мысли известны гораздо меньшему кругу людей.
 
Латиняне читают «Священное Слово» от Пифагора, однако не все, а лишь те, кто готов причаститься к его поучениям о добром и не совершает ничего постыдного.
 
Пифагор об улучшении людской природы
 
Пифагор первым провозгласил необходимость воцарения во вселенной всеобщей любви и согласия. Через утверждение всеобщей любви произойдет улучшение человеческой природы — так учил Пифагор.
 
Слово «любовь» по Пифагору охватывало отношения родителей и детей, братьев и сестер, мужей и жен, друзей и товарищей. Эта любовь — отношение к предмету любви, отношение союзников и братьев по оружию, пристрастие, склонность, стремление к выгоде, мудрости и прочим абстракциям .
 
Пифагор всю жизнь проповедовал дружеское полюбовное согласие всех со всеми, даже с неразумными животными, которое достигается через справедливость, природную взаимосвязь и общность, через здоровье и здоровый образ жизни, благоразумие.
 
Полюбовного согласия всех со всеми по Пифагору можно достигнуть следующим образом:
 
     
  • богов с      людьми — через благочестие и литургию 1 ;
  •  
  • разумной      части души (умственной, рассудочной) с неразумными ее частями (пылкой) —      через философию и умозрение;
  •  
  • души с      телом — через правильный образ жизни, телесное и душевное здоровье;
  •  
  • людей друг      с другом: мужа с женой и домочадцами, братьями и сестрами — через      неискаженные взаимоотношения; сограждан — через твердую законность; разных      народов — через истинное знание ими природных свойств друг друга.
 
Пифагор об улучшении детопроизводства
 
Пифагор заметил, что большинство людей не берут на себя никакой заботы о собственном потомстве. Они производят потомство наобум и как попало, избегая всякого разумного подхода. Да и после этого кормят и воспитывают детей с полным пренебрежением. А ведь это — основная причина того, что множество людей дурны и порочны духом и телом. Многие производят на свет себе подобных с какимто безрассудством, подобно животным.
 
Рожденных с природным недостатком или в результате насилия надо устранять, подобно тому, как это принято у спартанцев. Оставлять необходимо лишь тех, кто появился на свет полноценным, в результате осмысленного и законного деторождения, учил Пифагор.
 
Он полагал, что при подготовке к деторождению требуется величайшая предусмотрительность, которая заключается в следующем:
 
     
  • разумный и      здоровый образ жизни супругов;
  •  
  • отказ от      несвоевременного и избыточно обильного употребления пищи;
  •  
  • отказ от      пищи, ухудшающей телесные свойства;
  •  
  • полный      отказ от употребления вина.
 
От плохого, нестройного и беспорядочного смешения пищи возникает порочное семя, ибо все, что употреблено в пищу, порождает определенное состояние тела и души.
 
Нельзя сходиться с женщинами для деторождения объевшись или напившись вина,— от тела, находящегося в дурном, неслаженном и беспорядочном состоянии не родится соразмерное и прекрасное, равно как и нравственно хорошее потомство.
 
Пифагор хвалил законы, которые строго запрещают сходиться отцу с дочерьми, матери с сыновьями, братьям с сестрами.
 
Нужно, поучал Пифагор, чтобы подросток, благодаря своему воспитанию, не стремился до 20 лет к любовным утехам и близости подобного рода, а достигнув этого возраста, прибегал к ним, но редко. Невоздержанность и здоровье в одном человеке несовместимы.
 
Похоти и стремлению к любовным утехам прекрасно и полезно ставить как можно больше препятствий, особенно в юном возрасте.
 
Нужно остерегаться преждевременного плода, чтобы плоды и семена вышли из сильных и достигших зрелости тел.
 
Пифагор об образовании
 
Было бы глупо признать разум самым главным, но не отдавать ему предпочтение перед всем остальным и не тратить на его развитие ни времени, ни усилий не менее опрометчиво.
 
Ибо только образованием люди отличаются от животных, рожденные свободными от рабов, эллины от варваров, философы от невежд.
 
Образование, будучи общим достоянием, представляет собой плод одаренности тех людей, которые первенствовали в каждом отдельном поколении, ибо они открыли то, что впоследствии стало образованием для других.
 
Природа постаралась сделать так, что образование можно и взять от другого человека, и дать его другому, продолжая тем не менее обладать им самому.
 
Образование, как полагают добрые и прекрасные люди, остается нам верным до нашей смерти, а некоторых одаривает и бессмертной славой.
 
Нужно удерживать и сохранять в памяти все, чему учишься и что тебе говорят. Следует приобретать знания и слушать лекции до тех пор, пока их может воспринимать заучивающая и запоминающая часть души. Именно она ведает познанием и именно в ней хранится познанное.
 
Пифагор очень высоко ценил память и прописывал ученикам специальные упражнения для ее усиления. По его мнению, нет ничего более важного для познания, опыта и интеллекта, чем способность помнить.
 
Он придумал такие приемы обучения: медленно и постепенно, всегда одним и тем же образом, начиная от более мелкого и несущественного, переходить к созерцанию вечного и родственного ему бестелесного, чтобы полная и внезапная перемена не спугнула и не смутила нас, издавна привыкших к дурной «пище». Вот почему для предварительной подготовки духовного зрения к переходу от всего телесного, никогда не пребывающего в одном и том же состоянии, к истинно сущему он обращался к математическим и иным предметам, лежащим на грани телесного и бестелесного (эти предметы трехмерны, как все телесное, но плотности не имеют, как все бестелесное). Это подводило душу к потребности в настоящей «пище». Доходя с помощью такого приема до созерцания истинно сущего, он дарил людям блаженство, а для этого ему и требовались математические упражнения.
 
Правильно проводимое обучение должно быть добровольным и осуществляться по обоюдному желанию ученика и учителя. Всякое добровольное изучение наук и искусств правильно и достигает цели, а принудительное негодно и безрезультатно.
 
Прекрасно, когда учитель умеет убеждать, а ученики — повиноваться.
 
Пифагор о воспитании
 
Огромное значение для улучшения человеческой природы имеет воспитание. Разумная система, основанная на правильных примерах,— вот главный путь настоящего воспитания. Смотреть на прекрасные формы, привлекательные образы и примеры доставляет удовольствие, приносит пользу и исправляет людей.
 
Пифагор неустанно заботился о воспитании. Он придумал систему государственного воспитания, изобрел эпитрит — три линии государственного устройства. Он же — автор множества способов обучения.
 
Те юноши, которые хотят быть счастливыми, должны обратить внимание на восприятие и мнения старших и правильно живущих людей.
 
Пифагор учил своих слушателей прежде всего избавляться от всякого рода невоздержанностеи и молчать обо всем том, что они от него слышали. Он учил также, что истинная любовь к прекрасному состоит в занятиях и добрых нравах.
 
Пифагор стремился исправить нрав каждого человека поразному, в зависимости и от природы и возможностей этого человека.
 
Заботу о людях проще всего осуществлять через их органы чувств, с помощью которых можно созерцать прекрасные формы (золотое сечение, совершенные фигуры) и виды, слушать прекрасные песни и ритмы. Он сделал музыкальное воспитание главным, прибегая к некоторым мелодиям и ритмам для излечения человеческих нравов и страстей и установления изначальной гармонии душевных сил.
 
Он стал придумывать для учеников как можно более близкие подобия всего этого, подражая небесному звучанию с помощью инструментов или пения.
 
Пифагор проповедовал среди своих учеников самые разнообразные способы сдерживания и подавления страстей и пороков и полагал, что любым способом следует избегать и отсекать огнем, железом и всеми другими средствами от тела — болезнь, от желудка — излишество, от всего в целом — неумеренность. Пифагор учил также, что боги неповинны во зле и страданиях. Все болезни и телесные страдания — результат человеческой невоздержанности.
 
Когда душой овладевает гнев, Пифагор советовал удалиться от окружающих и наедине с собой пытаться мужественно подавить страдание души и излечиться от него. Пифагор изобрел магические слова и особые мелодии для заклинаний души и ее гармонизации. В момент сильного приступа гнева, например, неплохо было бы сойти к морю и поплавать до смены настроений.
 
Когда душой овладевает гордыня, следует ей напомнить о преходящем характере земного бытия и тленности всего мирского. Необходимо развивать в себе пренебрежение к славе и богатству, нелицемерное уважение к старшим, искреннее чувство равенства и благожелательное отношение к родственникам, внимательное участие к младшим и поддержку их без чувства превосходства.
 
Когда душой овладевает тщеславие, ее исцелит лишь пренебрежение к людской молве, словесное воздержание и полное молчание.
 
Когда душой овладевает зависть, исцеление приносит пренебрежение к людской славе и богатству, внимательное участие и поддержка младших без чувства зависти к их молодости.
 
Когда душой овладевает скаредность, исцеление принесет напоминание о неподвластности вещей смертным, ибо они останутся после смерти хозяина.
 
Когда душой овладевает страх и трусость, спасительно быть готовым встретить даже смерть с радостью.
 
Когда душой овладевает чревоугодие, целительно воздержание от мяса одушевленных существ и вообще всяких излишеств, отказ от вина, пост и краткий сон.
 
Когда душой овладевает похоть и страсть к насилию, спасительно воздержание от некоторых видов пищи и питья, разжигающих страсти.
 
Когда душой овладевает леность, спасение принесет воздержание от некоторых видов пищи, препятствующих уму быть бодрым и чистым, напряженное и неустанное внимание при изучении и освоении сложнейших основоположений.
 
Пифагор избегал людей, выставляющих напоказ свои знания и открывающих свои души, словно ворота харчевни, всякому встречному за деньги. Если на их родине не находятся покупатели их товара, эти люди сами рассеиваются по городам. Такие работают с юношами в гимнасиях ради наживы и берут плату за недостойное дело. Не следует обучать добродетелям тех, кто приходит учиться, за плату. Ведь те, кто берут плату, оказываются хуже резчиков герм и колесничников. Последние, когда ктонибудь закажет им за деньги герму, по крайней мере ищут пригодную для создания образа древесину. А взимающие плату за обучение добродетели, философствующие софисты, используют то, что уже приготовлено природой.
 Аполлон  изображался на валютах разных стран и времен, в том числе и на Российской 100 рублевой купюре. Дело в том, что Пифагор он же Аполлон в период Эллинизма, принес на территории Средиземноморских стран Гиперборейские знания, в том числе идеологию чисел. Народ, обожествляя число и знания Аполлона, обожествил его и его знания.  Пифагор мог предвидеть будущее, когда он посещал различные места в Греции, его воспринимали как человека религиозного или законодателя. Даже Аристотель характеризовал его как человека способного совершать чудеса, обладающего сверхъестественными способностями. Другие полагают, что он мог общаться с растениями и животными.
Заметки:
 
Источник: из книг А. Шапошникова, В.Н.Демина
Пифагор - с греч. "убеждающий речью"

 
??????? webplus.info
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню